А.С.Пушкин. Поэзия и проза.
Если вам понравился наш сайт, разместите ссылку на него в своем блоге или на форуме.

    Для блога (html-код):
    
    Для форума (ВВ-код):
    


*Укажите сумму
Перевод сайту «Сказки Пушкина»

Отправить сообщение администратору
1821
 

* * *

В кругу семей, в пирах счастливых
Я гость унылый и чужой,
Вдали друзей вольнолюбивых
Теснимый хладною толпой.
Певец любви, печальный странник,
Забыв и лиру и покой,
Лечу за милою мечтой.
Где ж отдохну, младой изгнанник,
Забуду горесть и любовь,
Меня покинет призрак ложный
И сердца пыл неосторожный,
Заброшу посох мой дорожный
И равнодушен буду вновь?..
А вы, товарищи младые,
Друзья, готовьте шумный пир,
Готовьте чаши круговые,
Венки цветов и гимны лир.
.......................
...... до меня доходят,
И звуки мне знакомых струн
Печаль на душу мне наводят.
Непримиримою судьбою
Певцы давно разлучены...
Их лиры ветреной игрою
Не славят счастья чередою,
Умы тоской омрачены!
Младых пиров утихли смехи,
Утих безумства вольный глас,
Любовницы забыли нас,
И разлетелися утехи.
В изгнанье скучном, каждый час
Горя завистливым желаньем,
Я к вам лечу воспоминаньем,
Воображаю, вижу вас:
Горишь ли ты, лампада наша ,
Подруга бдений и пиров?
Кипишь ли ты, златая чаша,
В руках веселых остряков?
Где ты, приют гостеприимный,
Приют любви и вольных муз,
Где с ними клятвою взаимной
Скрепили вечный мы союз,
Где дружбы знали мы блаженство,
Где в колпаке за круглый стол
Садилось милое равенство,
Где своенравный произвол
Менял бутылки, разговоры,
Рассказы, песни шалуна,
И разгорались наши споры
Огнем и шуток и вина?
Услышу ль я, мои поэты,
Богов торжественный язык?
Налей же мне вина кометы,
Желай мне здравия, калмык .
Разлуки долгой и тяжелой
Забыта хладная печаль;
Ты здесь, Амфитрион веселый,
Счастливец добрый, умный враль!..
Бывалой дружбой пламенея,
Благослови же мой возврат.
Но где же он, твой милый брат,
Недавный рекрут Гименея?
Вы оба в прежни времена
В ночных беседах пировали
И сладкой лестью баловали
Певца свободы и вина.
Приди, прелестный Адонис ,
Улан Пафоса и Киферы,
Любимец ветреных Лаис,
Счастливый баловень Венеры.
И ты, о гражданин кулис,
Театра злой летописатель ,
Очаровательниц актрис
Непостоянный обожатель.
И я любил их остроту,
Веселость, ум и разговоры,
Любил улыбку, речи, взоры;
Но оскорбил я красоту:
Когда она блистала славой
В дыму пылающих кадил,
В досаде, может быть неправой,
Хвалы я свистом заглушил.
Погибни, мести миг единый
И дерзкой лиры ложный звук,
Она виновна, милый друг,
Пред Мельпоменой и Моиной.
Вот храм парнасских трех цариц
Всё так же осеняют своды;
Всё те же крики юных жриц,
Всё те же вьются хороводы.
Ужель умолк волшебный глас
Семеновой , сей чудной музы,
Ужель навек, оставя нас,
Она расторгла с Фебом узы,
И славы русской луч угас!
Не верю, вновь она восстанет,
Ей вновь готова дань сердец,
Пред нами долго не увянет
Ее торжественный венец,
И для нее любовник славы,
Наперсник важных аонид,
Младой Катенин воскресит
Софокла гений величавый
И ей порфиру возвратит.

В КРУГУ СЕМЕЙ, В ПИРАХ СЧАСТЛИВЫХ.... Неоконченное черновое стихотворение; при жизни Пушкина не печаталось. Долгое время было известно в виде отдельных отрывков, связывавшихся с разными произведениями Пушкина. Впервые в связном виде напечатано в статье С. М. Бонди «Неосуществленное послание Пушкина к «Зеленой лампе»» (Пушкин. Временник Пушкинской комисии, вып. I, 1936). Писано, вероятно, в феврале или марте 1821 г. и тогда же брошено неоконченным и недоработанным. Отдельные выражения и стихи позднее вошли в письмо Дельвигу — от 23 марта 1821 г., в послания Катенину, Юрьеву того же 1821 г,; центральная часть стихотворения в обработанном виде включена в письмо Я. Толстому от 26 сентября 1822 г.; некоторые стихи вошли в строфы XVII и XVIII первой главы «Евгения Онегина». Текст чернового стихотворения дошел до нас не полностью. Некоторые стихи, означенные точками, совершенно неизвестны, несколько стихов восстанавливаются по письму Я. Толстому.

«Горишь ли ты, лампада наша?» — Речь идет об обществе «Зеленая лампа», обычно собиравшемся в доме Всеволожских. Это общество прекратило свою деятельность осенью 1820 г., но Пушкин этого не знал. Далее говорится как о заседаниях «Зеленой лампы», так и вообще о вечерах в доме Всеволожских.

Вино кометы — вино урожая 1811 года, когда на небе была видна комета. На пробках вин этого года было изображение кометы.

Калмык — мальчик, прислуживавший за столом в доме Всеволожских. Во время веселых вечеринок этот мальчик всякому, сострившему неудачно, говорил: «Здравия желаю».

Амфитрион (по имени мифологического царя Амфитриона, изображенного в комедии Мольера хлебосольным хозяином) — Н. В. Всеволожский (см. послание 1819 г., ему адресованное).

Рекрут Гименея — его брат Александр, женившийся в ноябре 1820 г.

Прелестный Адонис — Ф. Ф. Юрьев (см. послание, ему адресованное).

«Театра злой летописатель» — Д. Н. Барков, который на заседаниях «Зеленой лампы» читал театральную хронику. Будучи сторонником Катенина, Барков зло отзывался об игре Екатерины Семеновой.

«Но оскорбил я красоту...» — Говорится о Колосовой. См. послание Катенину («Кто мне пришлет ее портрет»).

Храм парнасских трех цариц — о музах трагедии (Мельпомена), комедии (Талия) и танца (Терпсихора).

Семенова Екатерина, трагическая актриса, временно оставила сцену в январе 1820 г.

Катенин П. А., сторонник классической трагедии («наперсник важных аонид»), в 1821 году писал трагедию «Андромаха», стремясь подражать Софоклу. Главную роль Катенин предназначал Семеновой.

Свеча
© Произведения Пушкина принадлежат народу. Дизайн сайта - отчасти мне, Ольге Денисовой, отчасти - русским и советским художникам.